Знаменитые Люди 60-х
16.01.2014  //  Автор:   //  znamenitye_ljudi_60_kh  //  нет комм.

Тимоти Лири

Timothy Leary, 1920 — 1996

Знаменитые Люди 60-х
Тимоти Лири (Timothy Leary, 1920 — 1996) — Огромная популярность, которую Лири снискал при жизни и которая не убывает и после его
Тимоти Лири родился 22 октября 1920 года в Спрингфилде, штат Массачусетс, в семье потомков ирландских иммигрантов. По настоянию матери, ревностной католички, юность будущий возмутитель нравов провел в Иезуитском колледже в Уорчестере, готовясь вступить на пастырскую стезю. По сути дела, проповедником он в итоге и стал, однако в совсем иной сфере.

В истории (в частности, в истории психологии) известно немало примеров религиозного воспитания «от противного», когда потомки атеистов или даже беспутных гуляк становились ревностными святошами, а дети благочестивых родителей вырастали в еретиков и безбожников. Лири дополнил эту палитру. Материнских надежд он не оправдал — в девятнадцатилетнем возрасте покинул колледж, проникнувшись стойкой неприязнью к ортодоксальной религии.

Следующий шаг был продиктован влиянием отца — Лири поступил в Военную академию в Вест-Пойнте. Но офицером он оказался столь же никудышным, сколь и священником. Большую часть времени нерадивый курсант Лири проводил взаперти на гауптвахте, развлекаясь чтением книг по восточной философии. Восемнадцать месяцев, проведенных в Вест-Пойнте, он впоследствии сравнивал с послушничеством в буддистском монастыре. (Остается только позавидовать укомплектованности библиотечных фондов в американской «суворовке».) Двойная неудача в выборе жизненного пути заставила его отказаться от родительских назиданий и искать собственную стезю. Ею стала психология.
ГЕНИАЛЬНЫЕ НАМЕКИ

В 1940 году Лири поступил в университет Алабамы, где получил первую ученую степень бакалавра психологии. Затем следуют долгие годы продвижения по карьерной лестнице: степень доктора психологии в 1950 году, первая серьезная научная работа «Уровни измерения межличностного поведения» (1956), должность руководителя лаборатории психологических исследований в одной из больниц города Окленда, штат Калифорния.

В те годы Лири олицетворял собой образ типичного американского ученого: капелька авантюризма плюс тонны усидчивости. Одна за другой выходили монографии — «Межперсональная диагностика личности: функциональная теория и методология личностного роста», «Прогноз межличностного поведения в психотерапевтических группах». Одни эти названия говорят сами за себя и о многом заставляют задуматься.

Последующая скандальная слава Лири привела к замалчиванию его заслуг в тех областях психологии, которые позже стали ассоциироваться совсем с другими именами. Так, его имя по праву должно было бы стоять в одном ряду с именами Роджерса, Баха, Перлза, Берна и других пионеров групповой терапии. Основы теории коммуникативных игр также изначально разрабатывались Лири, однако известность эта теория получила в модификации Эрика Берна.

Новаторские идеи самоактуализации и личностного роста, пронизывающие ранние работы Лири, совпадают по времени публикации с новациями признанных лидеров гуманистической психологии — Маслоу, Роджерса, Шарлотты Бюлер, к числу которых, по крайней мере в качестве серьезного союзника, и Лири по справедливости следовало бы отнести.

Связано это, вероятно, с тем, что Лири лишь намечал многие перспективные тенденции, а потом без всяких фрейдовских терзаний усмехался, наблюдая, как их подхватывают и разрабатывают другие. Причем в самых разных областях. Так, мало кому известно, что знаменитую песню Come together написал именно Тимоти Лири, а прославившаяся на весь мир ее битловская версия представляет собой лишь вольный перепев его мелодии и слов.
ЗНАМЕНИТЫЙ ОПРОСНИК

Правда, созданную им психодиагностическую методику замолчать было невозможно — настолько она оказалась практична и полезна, да и авторство Лири тут бесспорно и зафиксировано его публикацией 1957 года. Парадоксально, но опросник Лири активно использовали и используют в своих целях ЦРУ и ФБР, организовавшие настоящую травлю его автора.

Этот опросник известен как Интерперсональный диагноз Лири (Leary Interpersonal Diagnosis). Он направлен на выявление свойств личности, значимых для взаимодействия с другими людьми. Задача испытуемого при работе с опросником состоит в соотнесении каждой из 128 лаконичных характеристик с оценкой своего «Я». Каждая из характеристик-эпитетов имеет порядковый номер. Характеристики могут размещаться на карточках с последующей сортировкой либо в тестовой тетради с фиксацией ответа (да—нет) на отдельном бланке.

Примеры характеристик:

1. Умеет нравиться.
2. Производит впечатление на других.
3. Умеет распоряжаться, приказывать.

127. Заботится о других в ущерб себе.
128. Портит людей чрезмерной добротой.

Для проведения обследования обычно требуется не более 10–15 минут. Согласно «ключу» определяются оценки по 16 характеристикам, формирующим 8 октантов так называемой дискограммы, которые отражают тот или иной вариант межличностных отношений:

1. Властно-лидирующий.
2. Независимо-доминирующий.
3. Прямолинейно-агрессивный.
4. Недоверчиво-скептический.
5. Покорно-застенчивый.
6. Зависимо-послушный.
7. Сотрудничающе-конвенциальный.
8. Ответственно-великодушный.

Количественные показатели (баллы, по числу совпадений с ключом) откладываются на соответствующей номеру октанта координате, каждая из которых размечена дугами. Расстояние между дугами кратно четырем. На уровнях, соответствующих полученным баллам, в каждом октанте проводится дуга. Отделенная внутренняя часть октанта заштриховывается. Полученные профильные оценки наглядно показывают преобладающий стиль межличностных отношений. Показатели, не выходящие за уровень 8 баллов, соответствуют «гармоническим личностям». Более высокие показатели соответствуют акцентуации определенных поведенческих стереотипов. Оценки, достигающие уровня 14–16 баллов, свидетельствуют о трудности социальной адаптации.

Практика использования опросника Лири выявила его очень высокую надежность. Проверка путем сопоставления с данными ММPI и шестнадцатифакторного опросника Кэттелла подтвердила его высокую конструктную валидность. Опросник был переведен на многие языки и получил широкое распространение во всем мире. В нашей стране модификация опросника была проведена Л.Н. Собчик еще в начале 70-х, а в 1990 году ею издано руководство к русскоязычной версии. Сегодня опросник Лири — одна из самых популярных методик в инструментарии практического психолога.
БОГ И ДЬЯВОЛ

Если бы этими достижениями Лири ограничился, а тем более продолжал бы свои разработки в том же духе, то наверняка занял бы достойное место в когорте серьезных психологов-исследователей. Однако на определенном этапе своей карьеры он позволил себе нечто такое, чем заслужил проклятия со стороны большинства коллег. Правда, удостоился и невероятных восторгов со стороны новых поклонников, уже из совсем другого лагеря.

В 1960 году, находясь в отпуске в Мексике, Лири по совету одного из местных коллег отведал ядовитых грибов. Индейцы, исконные жители тех краев, с древнейших времен практикуют эту небезопасную процедуру в ритуальных целях, вызывая у себя измененные состояния сознания. Привидившееся в угаре галлюцинации они трактуют в мистическом духе.

Важно отметить, что эта ритуальная практика никогда не выливается у индейцев в бытовую наркоманию — «сеансы» проводятся редко, исключительно ради мистических целей, а это исключает какие бы то ни было злоупотребления. У многих, в том числе и у Лири, это породило иллюзию, будто процедура самоотравления безвредна и не приводит к возникновению зависимости от галлюциногена. А раз так, то грех не воспользоваться такой исключительной возможностью «расширения сознания»! Тем более что собственный опыт произвел на Лири неизгладимое впечатление. «Я вдруг ощутил, — писал он, — что красота и ужас, прошлое и будущее, бог и дьявол находятся за пределами моего сознания, но внутри меня. За четыре часа я больше узнал о работе человеческого разума, чем за пятнадцать лет профессиональной практики».

По возвращении в Гарвард, где Лири в то время работал, он провел несколько экспериментов по воздействию мескалина на сознание. Интерес к галлюциногенам закономерно привел его к самому мощному из психоактивных препаратов — ЛСД. Ничего особо предосудительного в этом еще никто не усматривал. Лири не был пионером в использовании ЛСД. Еще в 50-е годы этот препарат применялся в психотерапевтической практике, хотя его влияние на психику было не совсем ясно и активно изучалось.

Диэтиламид лизергиновой кислоты был почти случайно открыт в 1942 году профессором Альбертом Хофманом, работавшим в швейцарской фармацевтической корпорации «Сандоз». Корпорация, до сих пор активно рекламирующая себя в московском метро, быстро наладила массовое производство препарата. До того как ЛСД попал на улицу и стал называться «кислотой», с ним преимущественно работали специалисты-медики и его по рецепту можно было купить в любой аптеке, чем и пользовались до конца 60-х вошедшие во вкус наркоманы (похожая история 20 лет спустя повторилась в наших краях с эфедрином). После пропагандистской кампании, бескорыстно развернутой Тимоти Лири и автором знаменитых «Полетов над кукушкиным гнездом» Кеном Кизи, вещество приобрело бешеную популярность, попало под строгий запрет — и все исследования были свернуты. Но до запрета было достаточно времени, чтобы опытным путем, причем в широчайшем масштабе, выяснить многие его плюсы (крайне сомнительные) и минусы (удручающе очевидные).
ВЫХОД ИЗ ИГР

По мнению Лири, глобальная ошибка западной психологии состоит в том, что она сосредоточила свое внимание на описании внешних феноменов, отвернувшись от неисчерпаемого источника знаний, скрытого внутри каждого человека. На Востоке издревле существовали методы исследования сознания и управления им. С появлением психоделиков аналогичные методы становятся доступны и Западу.

В результате согласно Лири получается, что психоделические вещества являются чуть ли не единственным для западного человека средством просветления. При этом им осознанно или невольно игнорируются отрицательные последствия их воздействия на психику, не говоря уже о социальных последствиях их массового применения.

Хотя, наверное, именно эти социальные последствия и были для Лири наиболее желательными. Он мечтал, что «лет через двадцать все общественные институты будут преобразованы в соответствии с прозрениями, почерпнутыми из опыта расширения сознания», что изменится вся система образования и вместо книг будут молекулы определенных веществ, открывающие «внутреннюю библиотеку»; что изменится сам стиль жизни людей и не менее двух часов в день они будут посвящать отдыху от «социальных игр» с помощью известного вещества. Этот выход из игр Лири считал наиболее важным последствием употребления психоделиков, связывая с ним обретение внутренней свободы.

Небезынтересно, что в начале шестидесятых с ЛСД активно экспериментировал перебравшийся в Штаты из не понявшей его Чехословакии Станислав Гроф. Впоследствии, после запрета ЛСД, он сумел продолжить свои «трансперсональные» изыскания с помощью изобретенного им безмедикаментозного метода — так называемого холотропного дыхания, которое, по сути дела, представляет собой противоестественное перенасыщение мозга кислородом с той же самой целью — достижения измененных состояний сознания. Этот метод по сей день находит приверженцев во всем мире, в том числе и в нашей стране, особенно богатой интеллигентствующими умниками, которые вечно недовольны существующей реальностью.

Эксперименты Лири с ЛСД с научной точки зрения большого интереса не представляли. Сам он называл этот препарат «мозговым витамином», утверждая, что с его помощью расширяет возможности сознания здорового человека и помогает в лечении шизофреников и алкоголиков. (Единственный урок истории состоит в том, что она ничему не учит. Помнится, еще Зигмунд Фрейд пытался избавить одного из своих друзей от болезненного пристрастия к морфию с помощью… кокаина!) Но общественный резонанс был огромен.
«ВКЛЮЧАЙТЕСЬ, НАСТРАИВАЙТЕСЬ И ОТПАДАЙТЕ!»

Молодые бунтари 60-х только дожидались своего пророка. И дождались! На этот престол был возведен «психоделический гуру» Тимоти Лири. (Из Гарварда его поспешили уволить под предлогом нарушений учебного расписания.) С его легкой руки поколение детей-цветов прочно «подсело на кислоту». Его благословил умирающий Олдос Хаксли. С ним подружились лидеры битников Аллен Гинзберг, Джек Керуак, Уильям Берроуз и Артур Кестлер. Культовые калифорнийские рок-группы Grateful Dead и Jefferson Airplane клялись ему в верности на своих концертах-бдениях. Сам Лири регулярно появлялся перед многотысячными сборищами хиппи — одетый в нечто наподобие хлопчатобумажной пижамы, обвешанный «фенечками», он провозглашал свою культовую фразу: «Включайтесь, настраивайтесь и отпадайте!» (Turn on, tune in and drop out!), превратившуюся в расхожий лозунг «поколения мира и любви».

Триумфа не могли омрачить такие «мелочи», как иск, вчиненный Лири родителями одной из его последовательниц, которая покончила с собой под действием ЛСД. В своей обычной манере Лири тогда заявил, что виноваты сами родители, плохо воспитавшие дочь, а ЛСД тут ни при чем. Впрочем, такие случаи лишь прибавляли ему популярности. На ее гребне в 1969 году он даже выдвинул свою кандидатуру на губернаторских выборах в Калифорнии. Страшно подумать, во что в случае его успеха превратился бы штат, и без того угоравший в психоделической, пацифистской, сексуальной и прочих революциях тех лет!

Власти давно точили на Лири зуб и в феврале 1970 года предъявили ему обвинение в хранении и распространении наркотиков (к тому времени ЛСД уже три года был вне закона). В интервью журналу «Плейбой» Лири заявил, что совершенно не боится тюрьмы, потому что «настоящая тюрьма — это тюрьма внутренняя». Более того, тюрьму он расценивал как профессиональный риск при его занятиях, которые он определял как «алхимию сознания» (с алхимиками власти никогда не церемонились).

В настоящей тюрьме, куда он был препровожден, ему, видимо, все-таки не понравилось. По прошествии трех месяцев он ухитрился бежать, каким-то чудом (а точнее — с помощью последователей) перемахнув через трехметровый тюремный забор.

На несколько лет Лири исчез. О нем доносились лишь самые невероятные слухи. Поговаривали о связях с левой террористической группой Weathermen Underground (якобы и организовавшей его побег), о том, что его видели в Алжире с лидером экстремистской организации «Черные пантеры» Элдриджем Кливером, также находившимся в бегах. Как ни странно, эти слухи впоследствии подтвердились, хотя сам Лири распространяться об этом не любил.

Агенты американских спецслужб настигли беглого профессора в Афганистане в 1973 году. В наручниках он был препровожден на родину, где ему прибавили новый срок за побег.
ПИОНЕР НЕИЗВЕДАННЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ

Тут «революционный романтик» неожиданно проявил себя циничным прагматиком. По версии, достоверность которой совсем недавно была окончательно подтверждена, он пошел на сделку с властями, «сдал» организаторов своего побега, более того — обязался и впредь «стучать» на своих диссидентствующих приятелей. В награду — досрочное освобождение.

На свободу профессор вышел седобородым, присмиревшим и полузабытым. Бунты 60-х отгремели. Вчерашние последователи либо вымерли, не выдержав безграничного расширения сознания, либо взялись за ум, подлечились и постриглись.

Удалившись на покой в звании ветерана психоделической революции, Лири попытался заняться воспитанием троих внуков. Его хватило на восемь лет.

В 1984 году — после выхода технократической антиутопии Уильяма Гибсона «Неоромантик» — Лири присоединился к захватившему молодую Америку движению киберпанков, ухитрившись снова стать лидером еще одного недовольного реальностью поколения. Вместе с Гибсоном он пропагандировал движение «социального дарвинизма, пущенного на ускоренную перемотку» и «биомеханический синтез человека и компьютера».

В новой книге (всего он их написал свыше двух дюжин) под названием «Инфопсихология» Лири писал: «Данная реальность пусть останется для школьников, мы же станем пионерами иных, неизведанных и моделируемых реальностей. Они не виртуальны, они есть на самом деле, нужно только найти к ним пароль. Садись за компьютер и начинай поиск».

Все последующее десятилетие дряхлеющий идол чутко прислушивался к шороху зеленых контркультурных ростков, не пропуская ни одного из них. И, наверное, ехидно усмехался, слыша стенания о том, что, мол, компьютер — новый наркотик рубежа тысячелетий…

А постаревшие хиппи завели в виртуальном пространстве свой сайт с календарем знаменательных дат контркультурного движения. Не так давно в нем появилась запись, которая наверняка понравилась бы психоделическому гуру: 31 мая 1996 года умер Тимоти Лири. Или это почудилось…
© Сергей СТЕПАНОВ

Примечание.
Впервые статья опубликована на сайте Школьный психолог. Публикуется с разрешения автора.

Альберт Хоффман

Знаменитые Люди 60-х
Доктор Альберт Хофманн (нем. Albert Hofmann; родился 11 января 1906 года) — выдающийся швейцарский ученый, химик, философ и писатель хорошо известный как «отец» ЛСД. Он родился в Бадене, Швейцария, и обучался химии в Университете Цюриха. Его основной интерес был в химии растений и животных, и позже он провёл важные исследования относящиеся к химической структуре общего для всех животных вещества хитина, за эту работу он получил докторскую степень. Хофманн вошёл в химико-фармацевтическое подразделение Лаборатории Сандоз (Sandoz Laboratories) (сейчас «Novartis»), находящейся в Базеле, начав изучать лекарственное растение морской лук и грибок спорынья, как часть программы по очистке и синтезу активных компонентов для использования в фармацевтических целях.

Его исследование лизергиновой кислоты, центрального общего компонента алкалоидов спорыньи, в конечном счёте привело к синтезу LSD-25 в 1938 году. Через 5 лет, повторяя синтез почти забытого вещества, доктор Альберт Хофманн открыл психоделический эффект LSD после случайной абсорбции вещества через кончик пальца 16 апреля 1943 года. Три дня спустя, 19 апреля (день известный как День Велосипеда, после его поездки домой под воздействием LSD), сознательно принял 250 микрограмм (0.00025 грамма) и испытал более интенсивный эффект. После была проведена серия экспериментов с LSD при участии самого Хофманна и его коллег. Первые записи об этих опытах были сделаны 22 апреля того же года.

Хофманн стал директором отделения естественных продуктов Лаборатории Сандоз и приступил к изучению галлюциногенных веществ найденных в мексиканских грибах и других растениях используемых аборигенами. Это привело его к синтезу псилоцибина, активного агента многих «волшебных грибов». Хофманн также стал интересоваться семенами мексиканской ипомеи вида Rivea corymbosa, семена которой назывались местными жителями Ololiuhqui. Он был удивлён, обнаружив, что активный элемент этих семян химически схож с LSD.

В 1962 году он и его жена Анита путешествовали в южную Мексику для поиска растения «Ska Maria Pastora» (Листья Марии-Пастушки), позднее известной как Salvia divinorum. Хофманн обнаружил образцы растения, но не смог добиться успеха в идентификации активных компонентов (сальвинорина А, Salvinorin B).

Он называл LSD «медициной для души» и был расстроен общемировым запретом вещества приведшему к тому, что LSD ушёл в андеграунд. «LSD был успешно использован в течение 10 лет в психоанализе» говорил он, добавляя, что препарат был «украден» молодёжным движением 60-х США и затем неоправданно демонизирован правящими кругами, к которым молодёжное движение было в оппозиции. Он признавал, что LSD может быть опасным в плохих руках.

Хофманн является автором более 100 научных работ и автором или соавтором нескольких книг, включая его книгу «LSD — Мой трудный ребёнок», являющейся частично автобиографией и содержащей описание известного велосипедного путешествия.

В свой 100 летний юбилей 11 января 2006 года он стал центральной фигурой международного симпозиума ([1]) посвящённому LSD, привлёкшего большое внимание СМИ к его открытию.

«I think that in human evolution it has never been as necessary to have this substance LSD,» said Hofmann. «It is just a tool to turn us into what we are supposed to be.» («Я думаю, что в эволюции человека никогда не было так важно иметь это вещество LSD,» сказал Хофманн. «Это лишь инструмент для превращения нас в то, чем нам положено быть.»)

Станислав Гроф

Знаменитые Люди 60-х
Доктор медицины, доктор философии, профессор Станислав Гроф – психиатр с пятидесятилетним опытом исследований необычных состояний сознания, один из основателей и главных теоретиков трансперсональной психологии. Родился в столице Чехословакии Праге 1 июля 1931 года. В 1956 году получил диплом врача от Медицинской школы Карлова университета в Праге и степень доктора наук от Чехословатской Академии Наук. С 1956 по1967 Гроф – практикующий психиатр-клиницист. В этот же период он активно изучает основы психоанализа и принимает участие в новаторских научно-исследовательских проектах. В 1959 году он удостаивается премии Кюфнера – национальной Чехословацкой награды, ежегодно вручаемой за наиболее выдающийся вклад в области психиатрии.

В 1967 году был приглашен в качестве стипендиата для клинической и исследовательской работы в Университет Джонса Хопкинса, Балтимор, штат Мэриленд. По прошествии двух лет остался в Соединенных Штатах и продолжал свои исследования в качестве руководителя психиатрических исследований в Мэрилендском центре психиатрических исследований и как ассистент-профессор психиатрии в клинике Генри Фиппса при Университете Джонса Хопкинса в Балтиморе, Мэриленд. В 1973 году доктор Гроф был приглашен в Институт Эсален в Биг Суре, Калифорния, где жил до 1987 года, занимаясь писательской работой, проводя семинары, лекции и работая над разработкой техники холотропного дыхания вместе со своей женой Кристиной Гроф. Также он входил в Совет попечителей Эсаленского института.

Гроф является основателем Международной трансперсональной ассоциации (МТА) и ее бессменным президентом. В этой роли, вместе с Кристиной он организовал и провел крупные международные конференции в Соединенных Штатах, в бывшей Чехословакии, в Индии, Австралии и Бразилии. В настоящее время живет в Милл-Вэлли, Калифорния. Гроф является профессором психологии Калифорнийского Института Интегральных Исследований (КИИИ) в Сан-Франциско и аспирантуры пацифизма в Санта. Кроме того, он проводит обучающие семинары для профессионалов («Трансперсональные тренинги Грофа»), пишет книги, а также выступает с лекциями и семинарами по всему миру.

В 2007 году за свои 50-летние исследования глубин человеческой психики Гроф удостоен одной из самой престижных мировых премий за выдающийся вклад в развитие науки – премии фонда Гавелов «Предвиденье 97», которую ему вручит президент фонда Вацлав Гавел 5 октября 2007 года. Фонд бывшего президента Чехии Вацлава Гавела и его жены Дагмар предназначен для поддержки пионерских социокультурных проектов и программ, которые в настоящее время еще не получили широкую поддержку, но которые имеют громадное значение для нашего будущего. Премия фонда Гавелов присуждается ежегодно с 1997 года в поддержку мыслителей, чья научная деятельность тесно связана с общечеловеческими ценностями, и в которой преодолеваются ограничения общепринятого знания, проясняются неизвестные и удивительные взаимосвязи, по-новому выражается тайна вселенной и жизни. Через присуждение ежегодных премий Фонд Гавелов обращает всеобщее внимание на нестандартные и альтернативные пути исследования реальности.

До Грофа эту премию получали такие выдающиеся ученые, как Стэнфордский психолог Филипп Зимбардо, Стэнфордский.нейрофизиолог Карл Прибрам, всемирно известный семиотик и романист Умберто Эко, пионер исследований искусственного интеллекта Джозеф Вейнзбаум.

Опубликовано 140 статей Грофа в профессиональных журналах, а также множество книг, которые были переведены на 16 языков, включая немецкий, итальянский, испанский, португальский, голландский, шведский, датский, русский, чешский, польский, китайский и японский языки.

Александр Шульгин

Знаменитые Люди 60-х
Александр Шульгин, для друзей просто Саша, выдающийся фармаколог ихимик, широко известный благодаря своим опытам по созданиюпсихоактивных химических соединений. Почти 40 лет Шульгин, работая подстрогим присмотром властей и активно публикуя свои результаты,оставался практически единственным человеком, работавшим в этой областипсихофармакологии. Тимоти Лири назвал его одним из важнейших ученыхдвадцатого столетия.

С самого раннего детства Шульгин тяготел к химии. Будучи студентомГарварда, он активно изучал органическую химию, по потом отправилсяслужить на флот. Его интерес к фармакологии начал проявляться в 1944году. Перед операций на большом пальце, который Шульгин повредил вовремя войны, медсестра дала ему стакан сока, на дне которого былинерастворивщиеся кристаллы. Шульгин подумал, что это успокоительное ипотерял сознание. Потом он узнал, что это был всего лишь сахар.
После службы на флоте Шульгин получает степень кандидата наук в областибиохимии в Калифорнийском Университете, Беркли. В конце 50-х, начале60-х он пишет работы по психиатрии и фармакологии в КалифорнийскомУниверситете, Сан-Франциско, работает непродолжительное время налабораторию BioRad, пока не становится главным исследователем в DowChemical Co, благодаря созданию одного из первых инсектицидов,разлагаемых микроорганизмами.

В 1960 Александр Шульгин впервые попробовал мескалин под присмотромсвоих друзей. Этот опыт сильно повлиял на его дальнейшую деятельность.«Это невероятно богатая и неисследованная область, которую я долженизучить», — подумал Шульгин. Он проводит эксперименты по синтезухимических соединений, сходных по структуре с мескалином. В 1965 онпокидает Dow из-за различных разногласий с компанией, строит своюсобственную лабораторию и становится, как он говорит, независимымнаучным консультантом. Разразившаяся анти-наркотическая кампания вскоревынудила Dow отказаться от своих патентов на психоделические вещества.

Все свои вещества Шульгин прежде всего испытывал на себе, начиная сдозы намного меньшей, чем предполагаемая активная. Если он находилинтересные эффекты у тестируемого вещества, он давал его на пробу соейжене Энн. Если дальнейшее исследование препарата было разумным, онприглашал «исследовательскую группу» — 6-8 своих близких друзей. За всюисторию существования исследовательская группа провела более двух тысячпсиходелических сеансов.

В 1967 году Саша ознакомился с действием MDMA. К тому времени оченьнебольшое количество людей пробовало это вещество. Он не изобреталMDMA, патент принадлежал компании Merck. 12 сентября 1976 года онсинтезировал MDMA новым способом. Саша буквально спас MDMA от гибели.Синтезированное еще в 1912 году, это вещество не нашло никакогоприменения и могло бы навсегда остаться без внимания. Шульгин разумнооценил терапевтический потенциал MDMA и в 1977 году представил веществоЛео Зеффу, психологу из Оукленда, который использовал психоделики всвоей практике. Зефф был сильно удивлен эффектом препарата. Радираспространения MDMA среди терапевтов Зефф даже бросил свою карьеру. Онпредставил MDMA многим психотерапевтам, и вскоре весть об этом веществебыстро распространилась среди ненаучной общественности. MDMA стализвестен как «Экстази». Энн Шульгин также проводила сеансы терапии спомощью MDMA до того, как оно было внесено в списки запрещенных веществв 1986 году из-за распространения среди молодежи.

Шульгин повстречал Энн в 1979 году в Беркли. Она стразу стала еголучшим другом и спутником психоделичеких экспериментов. Они поженилисьв 1981 году на заднем дворе своего участка. Человек, обвенчавший их былагентом DEA.

В начале 80-х Саша и Энн начинают работу над книгой «PiHKAL»(«Фенэтиламины, которые я знал и любил»). Эта замечательная книгасостоит из двух частей. В первой части, она называется «История любви»,рассказывается о жизни Саши и Энн. Вторая часть представляет собойописание 179 фенэтиламинов. Каждое описание включает в себя инструкциипо синтезу, рекомендуемую дозировку, продолжительность действия икомментарии по действию препарата. Книга была опубликована в 1991 году.Публикация этой работы навлекла на Шульгина большие неприятности. Егодружеские отношения с Агентством по Борьбе с Наркотиками (DEA)закончились через 2 года после выхода книги. Дом и лаборатория Шульгинабыли подвергнуты тщательному обыску, в результате которого было изъятомного препаратов и Шульгину пришлось заплатить штраф в 25000 долларовза нарушения правил работы с наркотическими веществами.

С того времени Шульгин синтезировал и протестировал на себе сотнипсихоактивных веществ, написал четыре книги и более двухсот работ. Онвнес разумные научные идеи в мир потребления психоактивных веществ исамоэкспериментирования. Свою последнюю книгу он закончил в 2002 году ввозрасте 77 лет и до сих пор ведет активную просветительскую работу,отвечая на вопросы в проекте «Ask Dr.Shulgin online».

Но, к сожалению, большая часть научного сообщества считает Шульгина в лучшем случае странным человеком.

Отправить




*